ФЭНДОМ


"Большинство воинов полагается исключительно на свое оружие. Мало кто готов так же положиться на друга"
Quinn OriginalSquare Квинн

Квинн – элитный рыцарь-рейнджер из Демасии. Специализируется на опасных операциях глубоко в тылу врага. Она связана нерушимыми узами со своим легендарным орлом Вэлором, и зачастую противник погибает, даже не успев сообразить, что сражался не с одним, а сразу с двумя демасийскими героями. Проворная и ловкая Квинн поражает врага из арбалета, а Вэлор помечает для нее цели сверху. Именно эта стратегия делает дуэт таким смертоносным на поле боя.

Крылья Демасии[1] Править

Квинн Крылья Демасии

Квинн – элитный рыцарь-рейнджер из Демасии. Специализируется на опасных операциях глубоко в тылу врага; на заданиях ее всегда сопровождает легендарный орел Вэлор. Существующая между напарниками неразрывная связь порождает смертельный эффект: зачастую противник погибает, даже не успев сообразить, что сражался не с одним, а с двумя демасийскими героями.

Квинн и ее брат-близнец Калеб родились в Увендейле, далеком горном селении в северо-восточном захолустье Демасии. Дети росли вместе и воспитывались на идеалах благородства и праведности своей родины. Поселок Увендейл, в котором жили охотники и фермеры, процветал. Горные рейнджеры защищали его от спускавшихся с горных вершин чудовищ, желающих поохотиться в долине.

Когда близнецы были еще совсем юными, в Увендейл пожаловал король Джарван III, проводивший проверку Восточной стены – преграды между Демасией и землями не знавших законов диких племен. Сидя на плечах отца, Квинн с волнением наблюдала за пышным шествием короля и его воинов в ослепительных доспехах из особой солнечной стали. Квинн и Калеб были зачарованы этим зрелищем. Они поклялись друг другу стать рыцарями Демасии и пополнить ряды королевского воинства. В любой игре они представляли себя отважными рыцарями, храбро защищающими свою страну от гнусных чудовищ, дикарей из Фрельйорда и коварных ноксианцев.

При любом удобном случае дети убегали в глухие лесные дебри, окружавшие Увендейл. Их мать, одна из главных рейнджеров селения, научила близнецов выслеживать зверя в лесу, выживать в дикой природе и, что важнее всего, сражаться. Шли годы, и Квинн с Калебом стали отличными напарниками – они сработались так, что каждый мог использовать свои сильные стороны: у сестры глаз был наметан на следы любых зверей, а брат отлично умел приманивать добычу; она метко стреляла из лука, а он ловко управлялся с охотничьим копьем.

Но одна вылазка в высокогорье к северу от Увендейла закончилась трагедией: близнецы повстречали аристократов рода Бювеллей, охотившихся на гигантского бивнезуба – свирепого хищника с толстой шкурой, длинными и острыми как бритва рогами. Охотникам с первого раза не удалось сразить зверя наповал, и раненое животное набросилось на них и насмерть забодало нескольких отпрысков знатного рода. Квинн и Калеб поспешили на помощь. Они обрушили на бивнезуба град стрел и заставили его ретироваться, но Калеб пал, пронзенный чудовищными рогами, успев спасти жизнь главе рода Бювеллей. Знатные вельможи щедро отблагодарили Квинн и помогли ей похоронить брата. Затем забрали своих погибших и отправились домой оплакивать их.

Смерть Калеба надломила Квинн. Они так мечтали сражаться плечом к плечу... а без брата-близнеца все надежды Квинн стать рыцарем шли прахом. Она исполнила свой долг перед родным поселком, как надлежало любой дочери Демасии, но сердце ее было разбито, и та радость, что прежде придавала ей сил, теперь померкла, словно последний луч летнего солнца. Брата больше не было рядом, и все ее умения выживать в дикой природе будто бы испарились – она стала допускать одну оплошность за другой. Никаких радикальных изменений вроде бы и не произошло, но Квинн часто сбивалась со следа, теряла меткость и становилась все более угрюмой и замкнутой.

Она часто навещала могилу Калеба на месте рокового боя с бивнезубом, снова и снова переживая миг утраты. Ровно через год после смерти брата она снова посетила это место, как делала уже много раз. Забывшись в скорбных раздумьях, Квинн не услышала, как к ней приближается бивнезуб. Между венчавшими его голову острыми рогами еще торчали обломки стрел, которые они с Калебом выпустили в чудовище в предыдущей схватке.

Зверь бросился в атаку, и Квинн принялась отчаянно биться с разъяренным животным. Она выпустила добрую дюжину стрел, но ни один выстрел не пробил толстую шкуру. Изнуренная битвой, Квинн споткнулась, и зверь оказался прямо перед ней. Она отскочила в сторону – но недостаточно быстро. Кончиком рога бивнезуб полоснул ее от бедра до ключицы. Истекающая кровью Квинн упала, а зверь начал кружить рядом, готовясь к последней атаке.

Квинн взглянула в глаза чудовища, понимая, что сейчас она встретит свою смерть. Она уже потянулась за последней стрелой в колчане, как вдруг воздух разорвала синяя вспышка. Сверху на бивнезуба спикировала прекрасная синеперая птица и вонзила когти прямо ему в морду. То был тот самый лазоревый орел, что послужил прообразом крылатого символа Демасии. Считалось, что этот вид давно вымер. Клекотавшая птица нападала снова и снова. Когти и клюв оставляли все новые кровавые раны на голове бивнезуба, даже когда рога зверя изранили орла и покалечили его крылья.

Квинн перевела дух, достала последнюю стрелу и выпустила ее в ревевшую от ярости зверюгу. Когда она спустила тетиву, лук переломился, не выдержав такого напряжения. Но прицел был точен, и стрела влетела в разинутую пасть чудовища и пронзила мозг. Бивнезуб рухнул, пропахал в земле огромную борозду и замер прямо перед Квинн. Зверь был мертв. У охотницы вырвался вздох облегчения. Она поползла туда, где со сломанным крылом лежал орел; в его глазах она увидела нечто неуловимо родное...

Квинн перевязала могучие крылья птицы и вернулась в Увендейл, захватив с собой рога бивнезуба – это был славный трофей. Раненая птица всю дорогу сидела на ее плече и вовсе не желала улетать прочь. Она назвала орла Вэлором и выхаживала его, пока тот не выздоровел. Возникшая между ними дружба возродила пламя в сердце Квинн, и ее мысли вновь обратились к мечтам стать защитницей Демасии. Вместе с отцом они смастерили из рогов бивнезуба новое оружие – искусно сработанный многозарядный арбалет, выпускающий сразу несколько болтов при одном лишь нажатии на спуск.

Получив благословение родителей, Квинн отправилась с Вэлором в столицу, где обратилась к армейским наставникам с прошением принять ее в ряды рыцарей-рейнджеров. Как правило, служба в столь строго структурированном подразделении требовала нескольких лет подготовки. Квинн не обладала подобной подготовкой, но с легкостью прошла все испытания, устроенные ей рыцарями-рейнджерами.

Однако наставники не понимали, как охотница-одиночка с ручным орлом сможет вписаться в строгую военную иерархию. Поэтому они склонялись к тому, чтобы отвергнуть ее прошение. Но прежде чем они успели вынести свой вердикт, в дело вмешалась леди Лестара Бювелль – та самая знатная дама, которую некогда спас Калеб. Она лично поручилась за Квинн.

И ее незамедлительно приняли в ряды демасийской армии. Хотя Квинн проявила себя незаурядным рыцарем-рейнджером, она часто восставала против жесткой иерархии и, как ей казалось, чрезмерно строгих порядков и предписаний. Воины-сослуживцы отдавали должное ее навыкам, но по-прежнему считали "темной лошадкой", демасийкой, предпочитавшей действовать в обход установленного порядка, самостоятельно придумывавшей себе задания, а также появлявшейся и исчезавшей когда ей заблагорассудится. Она никогда не задерживалась в городских стенах надолго, предпочитая обитать на вольной природе, а не вращаться в кругу сослуживцев. Подобные поблажки, немыслимые для демасийских солдат, делались ей лишь потому, что она как никто умела распознать надвигающуюся угрозу и обнаружить затаившегося врага.

Когда в День утраченного света на коменданта замка Жандель напал ноксианский убийца, Квинн вновь продемонстрировала все свои таланты. Злоумышленник ускользнул от многочисленных отрядов рыцарей, отправленных на его поимку. Квинн и Вэлор всю ночь шли по следу, они попадали в смертельные ловушки, натыкались на засады и выдерживали ожесточенные стычки, но в итоге им удалось уничтожить убийцу. Она вернулась к своим, держа в руках клинок убийцы, после чего к ней пристало прозвище Крылья Демасии. Квинн некоторое время оставалась в замке Жандель, испытывавшей к ней огромную благодарность. Но затем они с Вэлором вновь отправились в лесную глушь, где оба чувствовали себя как дома.

С тех пор прошло немало времени. Выполняя задачи по защите Демасии, Квинн довелось побывать в разных местах, даже в северных пределах Фрельйорда и в глубоком тылу Ноксианской империи. И каждый раз Квинн и Вэлор добывали жизненно важные сведения, обеспечивая безопасность и защиту границ Демасии. И хотя поведение Квинн никоим образом не вписывается в рамки правил демасийской армии, никто не может усомниться в исключительной эффективности действий воительницы и ее орла Вэлора.

ПримечанияПравить

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.