ФЭНДОМ


"Когда-то Шурима была гордостью Рунтерры. И я вновь сделаю ее таковой".
Azir OriginalSquare Азир

Очень давно Азир был смертным императором Шуримы, гордецом, стоявшим на пороге бессмертия. Спесь обрекла его на предательство и убийство в момент величайшего триумфа. Однако тысячелетия спустя он переродился, став вознесшимся – существом невиданной силы. Подняв из песков свой разрушенный город, Азир стремится вернуть Шуриме ее былую славу.

Император песков[1] Править

Тысячи лет тому назад империя Шурима занимала огромную территорию. Она включала в себя несколько вассальных государств, завоеванных могучей армией с непобедимыми вознесшимися воинами во главе. Шурима была крупнейшей страной своей эпохи, возглавляемой честолюбивым и жадным до власти императором. Ее плодородные земли нежились под светом солнца, исходившим от огромного золотого диска, который парил над крышей храма в самом сердце столицы.

Азир был младшим нелюбимым сыном императора, и путь к величию был ему заказан. При таком количестве старших наследников он никогда бы не взошел на трон и, скорее всего, стал бы жрецом или наместником в какой-нибудь захолустной провинции. Он рос слабым мальчиком, всегда тянулся к знаниям и гораздо больше времени проводил в Великой библиотеке Nasus OriginalSquare Насуса, нежели за военной подготовкой под руководством вознесшегося героя Renekton OriginalSquare Ренектона.

В лабиринтах полок, уставленных свитками, книгами и глиняными табличками, Азир познакомился с мальчиком-рабом, который почти каждый день приходил в библиотеку, разыскивая тексты для своего хозяина. Рабам в Шуриме запрещалось носить имена, но поскольку двое юношей сдружились, Азир нарушил этот запрет и назвал своего нового друга Xerath OriginalSquare Зератом, что означало "тот, кто рядом". Вскоре он сделал Зерата своим личным рабом, хотя из осторожности никогда не называл его по имени при посторонних. Друзей связывало увлечение историей, и они вместе изучали все, что могли найти о прошлом Шуримы и богатом наследии вознесшихся героев.

Однажды юный принц отправился в ежегодную поездку по стране вместе с отцом, братьями и Ренектоном. Императорский караван остановился на ночевку близ хорошо знакомого оазиса. Посреди ночи Азир и Зерат улизнули из лагеря, чтобы зарисовать звездное небо и пополнить атлас небесных карт в Великой библиотеке. Пока они вычерчивали фигуры созвездий, на караван напали убийцы, подосланные врагами императора. Один из наемников наткнулся на мальчиков, сидевших посреди пустыни, и хотел тотчас перерезать Азиру горло, но вмешался Зерат – он прыгнул на душегуба сзади. В завязавшейся схватке Азиру удалось выхватить кинжал и вонзить его в шею нападавшего.

Азир подобрал меч погибшего и ринулся к оазису, но к его возвращению убийцы были уничтожены. Ренектон, защищавший императора, перебил нападавших, но братья Азира погибли все до одного. Азир рассказал отцу о храбрости Зерата и попросил его наградить юного раба, однако тот пропустил его слова мимо ушей. В глазах императора мальчик-раб не заслуживал внимания, но Азир поклялся, что однажды они с Зератом станут братьями.

Император вернулся в столицу, и пятнадцатилетний Азир стал его единственным наследником. Вскоре правитель развернул безжалостную и кровавую охоту на тех, кого он подозревал в найме убийц. Шурима на целые годы погрузилась в пучину подозрений и страха. Император карал каждого, кого обвинял в измене. Хотя Азир и был теперь наследником трона, его жизнь висела на волоске. Отец ненавидел его, жалея, что Азир не погиб вместо старших братьев. К тому же жена монарха была еще достаточно молода, чтобы родить ему новых сыновей.

Азир учился сражаться – нападение на оазис показало ему, как мало он понимал в боевом искусстве. Задачу обучения взрослеющего принца взял на себя Ренектон. С ним Азир научился орудовать мечом и копьем, командовать воинами и управлять ходом битвы. Молодой наследник возвысил Зерата, своего единственного наперсника, и сделал его своей правой рукой. Чтобы Зерат стал хорошим советником, Азир поручил ему отыскивать всевозможные источники знаний.

Шли годы, но императрица так и не могла выносить еще одного ребенка: все они погибали в ее чреве еще до рождения. Пока она оставалась бездетной, жизнь Азира была в относительной безопасности. Многие придворные считали, что виной всему некое проклятие. Некоторые даже видели в этом происки юного наследника. Однако Азир все отрицал и даже казнил нескольких вельмож, посмевших открыто озвучить свои подозрения.

Вскоре императрица произвела на свет здорового сына, но в ночь его рождения на Шуриму обрушилась страшная буря. По покоям императрицы безжалостно били молнии – в занявшемся пожаре погибли и новорожденный принц, и его мать. Говорили, что император, узнав об этом, потерял рассудок от горя и наложил на себя руки. Однако вскоре пошли слухи, будто он и его стражники были найдены во дворце растерзанными на куски, а их тела превратились в обугленные скелеты.

Азир был потрясен разыгравшейся трагедией, но империи нужен был правитель – и при поддержке Зерата он стал новым императором Шуримы. В следующие десять лет ему удалось расширить границы империи и стать жестким, но справедливым правителем. Азир издал законы, облегчившие жизнь рабов, и тайно разработал план по упразднению рабства. Свои замыслы он не раскрывал даже Зерату, потому что проблема рабовладения была для них яблоком раздора. Империя стояла на спинах рабов, процветание и власть многих знатных домов зиждились на труде невольников. Столь древние устои нельзя было сломать в одночасье, и планы Азира могли рухнуть, если бы стали достоянием общественности. Несмотря на желание Азира сделать Зерата своим названным братом, это было невозможно, пока свободными не стали все рабы Шуримы.

Все эти годы Зерат защищал Азира от политических противников и направлял развитие империи. Азир женился и наплодил множество отпрысков. Одни были рождены в браке, другие – в результате опрометчивых связей с рабынями и наложницами. Зерат поддерживал в Азире стремление к созданию величайшей империи на свете. Он убеждал правителя: чтобы править всем миром, надо стать неуязвимым, стать небожителем среди людей – стать вознесшимся.

Когда государство достигло зенита славы, Азир объявил, что собирается пройти обряд вознесения, чтобы занять свое место рядом с Насусом, Ренектоном и их славными предшественниками. Многих смутило это решение. Обряд вознесения был делом опасным и предназначался для тех, чья жизнь клонилась к закату, для тех, кто посвятил себя служению Шуриме и для кого вознесение должно было стать наградой. Решение о вознесении принимали жрецы Солнца, и император, при всей его гордыне, не мог сам пожаловать себе такую почесть. Никто так и не смог убедить Азира в безрассудности этого решения. Его спесь росла вместе с его империей, и он предложил жрецам повиноваться или умереть.

Наступил день обряда. Азир шагал к Алтарю вознесения в сопровождении тысяч воинов и десятков тысяч подданных. Братья Ренектон и Насус отсутствовали на церемонии: Зерат отослал их бороться с внезапно возникшей военной угрозой. Но Азир все равно не собирался отступать, полагая, что исполняет свое величайшее предназначение. Он взошел к огромному солнечному диску на крыше храма, расположенного в самом сердце столицы. За миг до того, как жрецы начали обряд, император повернулся к Зерату и наконец даровал ему свободу. И не только ему, но и всем рабам...

От изумления Зерат потерял дар речи, но это было еще не все. Азир обнял Зерата и назвал его своим братом навеки, как и обещал много лет тому назад. Потом император повернулся к жрецам, готовым излить на него всю грозную мощь светила. Азир не знал, что Зерат успел изучить не только историю и философию. Он также овладел искусством темного колдовства. Все это время мечта о свободе росла в нем подобно опухоли и превратилась в испепеляющую злобу.

В разгар обряда недавний раб дал волю своей силе, и Азир был сметен с подножия диска. Оставшись без защиты, император был поглощен пламенем солнца, а Зерат занял его место. Свет наполнил Зерата силой, и тот взревел, чувствуя, как меняется его смертная оболочка.

Однако магия обряда предназначалась не Зерату, и небесную энергию такой силы нельзя было рассеять без чудовищных последствий. Вся мощь, собранная для ритуала вознесения, вырвалась на волю, породив взрыв, который разрушил Шуриму и опустошил столицу. Люди сгорели дотла, величественные дворцы обратились в руины, и взметнувшийся песок пустыни поглотил город. Солнечный диск рухнул, и все, что строилось веками, было уничтожено за миг – из-за властолюбия одного человека и неоправданной ненависти другого. От столицы Азира остались лишь развалины да отзвук человеческих криков в ночном ветре.

Но ничего этого Азир не видел – его поглотило небытие. Последним, что он помнил, были пламя и боль. Он так и не узнал, что случилось с ним на крыше храма и что стало с его империей. Многие тысячи лет после гибели Шуримы он пребывал в беспамятстве и безвременье, пока кровь последней из его потомков не пролилась на руины храма и не воскресила его к жизни. Азир возродился, но тело его пока немногим отличалось от ожившего облака пыли, скрепленного остатками его неукротимой воли.

Азир постепенно восстановил свою телесную оболочку и однажды, ковыляя среди развалин, наткнулся на Sivir OriginalSquare мертвую женщину с предательской ножевой раной в спине. Он не узнал ее, но разглядел в лице черты своего рода. Отбросив мысли об империи и власти, он поднял дочь Шуримы и отнес ее туда, где некогда находился Рассветный оазис. Ныне там царили сушь и запустение, но с каждым шагом Азира в каменной чаше стала прибывать чистая вода. Он опустил тело женщины в целительную влагу оазиса и, смыв кровь, обнаружил, что на месте раны от клинка остался лишь бледный рубец.

Совершив этот великодушный поступок, Азир взлетел ввысь, поднятый столбом огня. Магия Шуримы возродила его, превратив в вознесшегося, как он и мечтал. Бессмертное сияние солнца наделило его величественным ястребиным обликом и броней, а также подарило власть над самим песком. Азир воздел руки к небу – и его разрушенный город, сбросив пыль веков, восстал из недр пустыни. Солнечный диск взмыл обратно в небо. Целебная вода заструилась меж храмов, снова поднявшихся к свету по приказу императора.

Азир шел вверх по ступеням вновь воздвигшегося храма Солнца, сплетая пустынные ветра, чтобы воссоздать последние мгновения жизни старого города. Песчаные призраки разыгрывали перед ним давно прошедшие события, и Азир с ужасом увидел предательство Зерата. Он рыдал, глядя, как погибала его семья, рушилась империя, а он сам лишался власти. Только теперь, с опозданием в тысячи лет, Азир наконец осознал глубину той ненависти, которую вынашивал его бывший друг и союзник. Благодаря могуществу и проницательности, присущей вознесшимся, он почувствовал, что Зерат до сих пор живет где-то в этом мире. Азир созвал армию воинов из песка и приказал ей следовать за собой. Стоя в сиянии золотого диска, Азир принес великую клятву:

Я верну свои земли и все, что принадлежало мне по праву!

ПримечанияПравить

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.